Выпуск: № 02 2018

О сифилофобии

1СПб ГБУЗ «Городской кожно-венерологический диспансер». 192102, Россия, Санкт-Петербург, наб. реки Волковки, д. 3; 2ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и неврологии им. В.М.Бехтерева» Минздрава России. 192019, Россия, Санкт-Петербург, ул. Бехтерева, д. 3 gorkvd@bk.ru
В статье отражены особенности современного течения сифилиса, преобладание поздних его форм, скрытого и нейросифилиса. С целью диагностики к обследованию пациентов привлечены окулист, оториноларинголог, терапевт, невролог и в отдельных случаях – психиатр. Описаны клинические случаи сифилофобии у лиц с ипохондрией. Показана необходимость ведения таких больных совместно с психиатром.
Ключевые слова: сифилис, современное течение, сифилофобия, невротическая ипохондрия.

Для цитирования: Севашевич А.В., Коцюбинский А.П. О сифилофобии. Дерматология (Прил. к журн. Consilium Medicum). 2018; 2: 29–31. DOI: 10.26442/2414-3537_2018.2.29-31

About syphilofobia

A.V.Sevashevich1, A.P.Kocubinski2
1City Clinical Dermatovenerologic Dispensary. 192102, Russian Federation, Saint Petersburg, nab. reki Volkovki, d. 3;
2V.M.Bechterev National Medical Research Center of Psychiatry and Neurology of the Ministry of Health of the Russian Federation. 192019, Russian Federation, Saint Petersburg, ul. Bekhtereva, d. 3
gorkvd@bk.ru

The article reflects the characteristics of current forms of syphilis: the prevalence of its latent forms and neurosyphilis. For a purpose of diagnosis such specialist as ophthalmologist, otolaryngologist, therapist, neurologist and, in some cases, psychiatrist were engaged. The cases of syphilophobia in hypochondriac patients are described. The necessity of joint psychiatric cure for such patients is shown.
Key words: syphilis, present movement, syphilofobia, hypochondria.

For citation: Sevashevich A.V., Kocubinski A.P. About syphilofobia. Dermatology (Suppl. Consilium Medicum). 2018; 2: 29–31. 
DOI: 10.26442/2414-3537_2018.2.29-31


Сифилис – инфекционное хроническое заболевание, вызываемое бледной трепонемой, с полиорганным поражением и прогредиентным стадийным течением. Эти особенности сифилиса сохраняются вне зависимости от средств и методов лечения, в том числе и в эру антибиотиков, когда ранние активные формы сменяются поздними скрытыми и поражением нервной и сердечно-сосудистой системы [1, 2].
Изменение в структуре форм сифилиса в Санкт-Петербурге показано на рисунке.
Аналогичная тенденция отмечена и в Российской Федерации [2, 3].
Течение сифилиса связано с особенностями иммунного ответа макроорганизма (влияние социально-экономических, медицинских и других факторов) и со свойствами возбудителя.
Так, при изучении молекулярно-генетических свойств бледной трепонемы предпринята попытка связать поражение нервной системы с определенным штаммом возбудителя – 14 d/f, но оказалось, что именно этот молекулярный тип подштамма 14 d/f доминирует (91,03%) на всей территории РФ [4]. В то же время клинические наблюдения о выявлении скрытых форм нейросифилиса при дополнительном обследовании полового партнера пациента с уже установленным нейросифилисом свидетельствуют о возможном наличии нейротропного штамма бледной трепонемы.
В настоящее время достоверный диагноз сифилиса невозможен без совместного обследования со смежными специалистами. Основанием для сотрудничества был приказ Минздрава России от 30.07.2001 №29. В приказ Департамента здравоохранения г. Москвы от 15.03.2012 №190 «О взаимодействии врачей-дерматовенерологов с врачами смежных специальностей (неврологами, психиатрами, наркологами, офтальмологами, оториноларингологами) при выявлении нейросифилиса и тактике ведения больных» включен психиатр [5]. В приказе отражена динамика течения сифилиса в настоящее время и особенности личности больного.
Консультативная помощь совместно с психиатром нами оказывалась при прогрессирующем параличе, табопараличе, дифференциальной диагностике опухоли головного мозга с гуммой. Необходимость сотрудничества с психиатром возникла также в связи с сифилофобией.
На современном уровне сифилофобия рассматривается как проявление ипохондрических гетерогенных расстройств. По классификации ипохондрия может быть отнесена к соматоформным расстройствам (F45), в том числе ипохондрическим вариантам (F45.2), а также к фобическим неврозам (F40) [6, 7].
Пациенты с сифилофобией обращаются к венерологу из-за страха перед сифилисом, вызванного общением с переболевшим сифилисом, боязни бытового пути заражения; в связи с повышенной утомляемостью, перепадами настроения, расстройством памяти и внимания, так называемыми малыми неврологическими симптомами нейросифилиса [3]. Во время консультации они громко и утвердительно заявляют, что у них сифилис, требуют особого внимания, назначения современных дополнительных исследований, обвиняют врачей районных кожно-венерологических диспансеров (КВД) в нерадивости и непрофессионализме.
В формировании сифилофобии как варианта невротической ипохондрии играют роль личностные особенности пациента, когда он бессознательно заменяет психическое напряжение соматическим симптокомплексом, желанием привлечь внимание к себе при сохранении контроля за поведением окружающих. При этом актуальным для больных становится их соматическая патология, которую «нерадивые врачи никак не могут обнаружить» [8].
Как правило, невротическая ипохондрия развивается на фоне легкой дисфункции диэнцефальных структур, вегетативной лабильности, т.е. на фоне общеневротической «базы» психопатологической симптоматики. На первых порах содержание страхов скрывается, развивается непреодолимое желание собрать информацию о сифилисе, имеют место частые обращения к врачам, обследования в различных лабораториях и использование платных методов диагностики.
Несмотря на сознаваемую пациентом абсурдность имеющихся предположений, создается порочный круг диссоциаций о возможном наличии болезни, который сопровождается диссоциацией эмоционального напряжения, тревогой, достаточной степени ажитации; возникают всякого рода парестезии, онемения [9]. В результате пациент повторно обращается к венерологу, очередное обследование как ритуал проверки приносит временное облегчение, затем вновь циклически возникают тревожные мысли о заражении.
Такого рода симптоматика становится особенно актуальной при бредовой ипохондрии, что выражается в паранойяльной убежденности пациентов о наличии у них сифилиса. Ипохондрический паранойяльный бред у таких пациентов развивается на фоне изменения реактивности первичных сенестопатий стойкого и мучительного характера. Соматическая деперсонализация у этих пациентов сопровождается сутяжно-кверулянтными тенденциями в виде бесконечных жалоб в разные инстанции и прямой угрозой врачу, не желающему лечить страдающего от сифилиса. Болезненное состояние усугубляет сформировавшаяся к этому времени (в результате самолечения) химическая зависимость.
13.jpg

Клинический случай 1
Пациент, 65 лет, самостоятельно обратился на консультативный прием, пенсионер. С его слов, жена 10 лет тому назад лечилась от сифилиса. Он обследовался, оказался здоровым, получил превентивное лечение. С женой развелся, на прием явился с сыном бывшей жены, 38 лет. Считает, что молодой человек тоже болен сифилисом. Полагает, что сам заболел в 5-летнем возрасте, когда его неправильно лечили от ревматизма. Предъявляет жалобы на слабость, язвенные поражения кожи, «гниение всех внутренних органов».
При осмотре никаких проявлений сифилиса, как и следов от язв, не выявлено. Все серологические тесты на сифилис (реакция микропреципитации – РМП, иммуноферментный анализ с определением иммуноглобулинов – IgM и IgG, а также реакция иммунофлюоресценции с абсорбцией – РИФ-абс) отрицательные. Смежные специалисты (терапевт, невролог, оториноларинголог и окулист) сифилитических проявлений не выявили.
Пациент самостоятельно обратился в серологическую лабораторию другого учреждения с целью исследования реакции иммобилизации трепонем, результат 28% – сомнительный, но на этом основании настаивает на противосифилитическом лечении.
Диагноз: сифилофобия, невротическое ипохондриальное расстройство.
От консультации и лечения у психиатра отказался. Наблюдение психиатром в анамнезе отрицает.

Клинический случай 2
Пациент, 71 год, обратился самостоятельно. Женат, но половые отношения за последние 7 лет отрицает. В течение последних 6 лет периодически обращался в разные медицинские учреждения города к венерологу, считая, что болен сифилисом. Жалуется на зуд в полости рта, болезненное прогрессирующее поражение лимфатических узлов, тупую боль в области шеи и суставов, онемение в конечностях, нарастающую слабость. Сообщает, что 6 лет назад во время отдыха в санатории замечал высыпания в области головки полового члена. В течение 3 дней применял назначенную врачом мазь – высыпания разрешились. По возвращении обращался в районный КВД и в клиники медицинских институтов с целью исключения сифилиса. При многократном обследовании сифилис не подтвердился. При очередном обследовании все серологические тесты отрицательные. Осмотрен специалистами:
• терапевт – гипертоническая болезнь 2–3-й степени риска, ишемическая болезнь сердца, недостаточность кровообращения;
• невролог – цереброваскулярная болезнь, дисциркуляторная энцефалопатия 2-й степени;
• окулист – гипертоническая ангиопатия сетчатки;
• оториноларинголог – без патологии.
Пациент контактный, не агрессивен, но упорно настаивает на противосифилитическом лечении.
Спустя год обратился повторно, признался, что по его настоянию в анонимном кабинете ему провели курс антибактериальной терапии по схеме скрытого позднего сифилиса. Однако улучшения в самочувствии не наступило.
Диагноз: сифилофобия. Невротически ипохондрическое расстройство. От консультации психотерапевта отказался – «еще не готов».

Клинический случай 3
Пациент, 48 лет, иногородний, специально приехал на консультацию и обследование с целью выявления нейросифилиса, «не распознанного венерологами по месту жительства». Жалуется на головную боль, головокружение, онемение в области нижних конечностей, затруднение при ходьбе. Восемь лет назад получал стационарное лечение в связи с менингоэнцефалитом неясной этиологии. Серологические тесты на сифилис были отрицательные.
При осмотре – псориатические бляшки в области локтевых суставов, проявлений сифилиса не выявлено. РМП отрицательная, иммуноферментный анализ – IgM и IgG не выявлены, реакция прямой гемагглютинации, РИФ также отрицательные. Самостоятельно обратился в клинику неврологии с целью исследования ликвора. Клиническое и серологическое исследование ликвора патологии не выявило.
Просит назначить ему специфическое лечение от нейросифилиса, так как «похоже», будет настаивать на лечении по месту жительства.
Диагноз: сифилофобия, невротическое ипохондрическое расстройство.

Клинический случай 4
Пациентка К., 34 года, направлена на консультацию венерологом районного КВД с диагнозом «ложноположительные реакции на сифилис с 24 лет». Наблюдается гинекологом в связи с эндометриозом. В браке с 27 лет, муж здоров. В результате проведенного в связи с бесплодием экстракорпорального оплодотворения наступила беременность. Восемь месяцев назад родила здорового ребенка. Во время беременности профилактическое лечение не проводилось. На протяжении 10 лет сохраняются серологические тесты: РМП – отрицательная, IgM – отрицательный, IgG – 1:10, РИФ-абс 2+, реакция прямой гемагглютинации 2+. Ликвор – без патологии. Осмотрена неврологом, терапевтом, окулистом и оториноларингологом – без патологии. При обращении безутешно плачет, считает, что у нее скрытый сифилис, жалуется на бессонницу, слабость и «пульсации в голове».
Диагноз: ложноположительные реакции, сифилофобия, невротическое ипохондрическое расстройство.
После повторных бесед с психологом обратилась к психиатру, назначенное лечение получает. К венерологу больше не обращалась.
Таким образом, сифилофобия как одна из форм гетерогенной ипохондрии нуждается в как можно более раннем распознавании. Но преобладание у таких пациентов соматоцентрированного типа внутренней картины болезни создает большую сложность во взаимоотношениях врач–пациент или психотерапевт–клиент.
Квалифицированная помощь при сифилофобии предполагает длительное использование психофармакологических и психотерапевтических воздействий [7].
Так как в большинстве случаев пациент с сифилофобией не обращается к психиатру, то психиатра необходимо привлекать к проведению консилиума. Без помощи психиатра возникший замкнутый круг «психическое напряжение – соматические ощущения пациента» невозможно разорвать. Однако врач при всем терпении и внимании к страдающим сифилофобией нуждается в правовой защите.


Сведения об авторах
Севашевич Анна Вацлавовна – канд. мед. наук, врач-дерматовенеролог Городского центра дерматологии и венерологии СПб ГБУЗ ГКВД. E-mail: gorkvd@bk.ru
Коцюбинский Александр Петрович – д-р мед. наук, проф., рук. отд. биопсихосоциальной психиатрии ФГБУ «НМИЦ ПН им. В.М.Бехтерева»